Skip to main content

Коричневый Горизонт: Ультраправая перспектива Украины

Победа на выборах в Тернополе неонацистской партии «Свобода». Лайт-боксы, прославляющие дивизию «СС Галичина» во Львове. Президент Ющенко, называющий международное движение Антифа, в связи с убийством  Максима Чайки, «экстремистской организацией», финансируемой «антиукраинскими силами».

Актуализация идеи вернуть в паспорт графу «национальность» и восприятие населением лозунга «Украина для украинцев» как лозунга патриотического. Цензурная Комиссия по Морали и всевозможные карманные инициативы вроде «Геть усіх!» с «Братством», «Тризубом» и «Січ'ю» в придачу. Все это не просто поток разрозненных фактов, не просто аутичные обрывки украинской политической действительности, но элементы единой мозаики, которую мы не вправе недооценивать и уж тем более не замечать.

Нынешний топ-менеджмент страны, возросший на бобах деревни, Кучмы, совка и уголовноцентричных 90-х, взошел на престол под манипулятивной популистской идеологией, эффективным, но противоестественным и обреченным гибридом: одновременным манифестированием «европейских ценностей» и «европейского вектора» с одной стороны, правыми националистическими идеалами ― с другой. Мотив прост ― понравиться всем. В 2004-м получилось.

Но к настоящему моменту страна запуталась в разноцветных ленточках. Финансовый и политический кризис, разочарование в президенте страны (особенно в Западном регионе), грядущие выборы, паралич идентичности и отсутствие национальной идеи, деструкция государства и повсеместное наступление хаоса ― все это создало почву для выхода на арену наиболее опасных политических энергий ― энергий ультраправых и, давайте на чистоту, неонацистских, которые, пока еще осторожничая из последних сил, нарекаются энергиями патриотическими и национальноориентированными.

Сегодня совершенно очевидно, что именно на эти энергии сделаны все ставки предстоящей выборной осени в Украине. И, что важно, у этих энергий есть, как никогда, все шансы воздоминировать в качестве украинского политического авангарда. Нынешнее расположение фигур на доске ― это именно то расположение, при котором энергии демократические наиболее слабы. Говоря прямо ― мы имеем все шансы проиграть битву против строительства нового квартала газенвагенов.

Следует понимать, что нацизм по-украински ― явление куда более опасное, чем нацизм, к примеру, по-русски, по-немецки или по-итальянски. Потому что если Россия, Германия или Италия ― это страны с имперским корнем, имперскими амбициями и, соответственно, имперским «нацизмом сильных», то Украина ― постколониальное хутороцентричное аграрное государство с кризисом идентичности. Это означает, что нацизм местного разлива будет нацизмом деревенщины, нацизмом холопским, нацизмом слабых и комплексующих. Такой нацизм содержит в себе куда больше угроз, чем все, с чем имела дело история до этого. Он, конечно, не способен вырваться за пределы конкретного государства, но это значит лишь то, что все душения произойдут внутри станы, а не за ее пределами.

В этом смысле, хотелось бы озвучить позиции, которые кажутся мне особенно важными в данных обстоятельствах:

Столкновение молодежи

В преддверие выборов, украинские политтехнологи не могли не учесть недавний революционный опыт Молдовы с ее «твиттерной революцией», да и, впрочем, революционную историю как таковую. Именно поэтому сейчас политики пытаются сцепить в конфликтах молодых. История с нападками на движение Антифа тому пример.

Зачем?

Чтобы начался переворот не нужно организованности и солидарности народа, как многие ошибочно считают. Базовый боевой класс любой революции ― страстные молодые. Именно они первыми выходят на улицы, именно они владеют новейшими технологиями, обладают необходимой эмоциональностью и здоровьем, чтобы в административные здания полетели первые булыжники. Все остальное ― вопрос присутствия среди населения желания перемен, но, повторюсь, сама революция начинается с молодых вопил, максималистов и романтиков.

Именно поэтому в предверии выборов политические силы будут активно провоцировать конфликты в молодежной среде, чтобы парализовать в ней потенциал солидарности. Субкультуры, коллективы и движения будут сталкивать лбами, дабы к выборам быть ослабленными, истощенными грызней.

Это важно понимать, чтобы контролировать градус отношений друг с другом. Поссорят молодых ― получат страну, в то время как именно в интересах этих самых молодых достичь сплоченности, чтобы противостоять как приближающейся «коричневой угрозе», так и любым прочим угрозам.

Документалистика как оружие истории

Сегодня необходимо документировать все, что происходит вокруг ― снимать, фотографировать, архивировать, делать записи и собирать свидетельства, после чего как можно шире распространять и хранить их, поскольку, - и это тоже показала история отношений с нацизмом, - «придет день, когда скажут, что ничего этого не было». Документ - страховой полис истории. Надежда на факт вне тумана.

Информационное подполье

Важно организовать и наладить работу информационного подполья, основанного на электронных и аналоговых технологиях. Задача такого подполья - вести повсеместную пропаганду оппозиционных «коричневой угрозе» идей, поскольку сегодня еще есть шанс расширить круг здравых сторонников, которые будут оказывать сопротивление до и после прихода неонацистов к власти. Среди прочего, уместно привлечение внимания к Украине иностранных свидетелей и организаций.

Марш против Неонацизма

С целью привлечения внимания к проблеме, а также демонстрации собственного присутствия и позиций, необходимо организовать масштабный всеукраинский марш против «коричневой угрозы», который бы вынес ее на передовицу общественного диалога и не позволил ультраправым силам действовать беспечно.

Спекуляции либерализмом

В контексте общественного диалога, ультраправые силы будут спекулировать либеральной риторикой. Каждый раз, когда активисты сопротивления будут утверждать невозможность существования в свободном и открытом обществе радикального национализма, неонацизма и всего того, что ныне ложно связывается с понятием патриотизма, правыми радикалами будет вбрасываться примерно следующее: «Можно ли выступать за свободу как таковую, выступая против свободы таких как мы?».

Здесь важно не попасться на манипулятивный трюк. Свободное общество - это не просто поэзия, но система, обладающая пределами, необходимыми для самозащиты. Понятие «свободное общество» не означает общество «без башни», некую республику вседозволенности. Это ведь не наивная сказка в сахарной пудре.

В этом смысле, идея разнообразия не лишена тонкого пограничного момента: разнообразие понимает всякую свободу, за исключением свободы того, что угрожает самой свободе и самому разнообразию. Это естественно и логично.

Поэтому, да, пусть цветут тысячи цветов в садах председателя Мао, но если появляется газонокосилка - ее, как минимум, прячут на заднем дворе.

Неонацизм, национализм, религиозный фундаментализм, мракобесие или либеро-фашизм - все это рудименты однополярного мира, реальности без выбора, в которой невозможно рождение каких-либо автономий. То, прочем чего должно бороться.

Анатолий УЛЬЯНОВ

Увлекательно, информация раскрыта с неожиданной точки зрения.