Skip to main content

1857-1970: Куба – Анархисты и свобода – Франк Фернандес

Памфлет написан в 1987 году Франком Фернандесем, совместно с Сэмом Долгов, об анархическом и рабочем движении Кубы, начиная с середины 1800х и заканчивая серединой 70-ых годов 20 века.

В этом небольшом эссе нашего товарища Франк Фернандеса показаны следы влияния анархических идей на народ Кубы, а также развитие рабочего движения, которое началось в середине 19 века. Анархисты были отнюдь не маленькой и изолированной сектой. Это на самом деле было массовое движение. Анархистское и рабочее движения были неразделимы. Они выросли вместе. История кубинского народа была бы неполной без включения в нее историю анархистской борьбы за свободное общество.

По правде говоря, это эссе содержит информацию, которая не была включена в книгу о Кубинской Революции, но охотно будет опубликована во главе «Анархизм в Кубе». Я ссылаюсь на пример влияния табачных рабочих в РАБОЧЕМ АЛЬЯНСЕ в Тампе и Ки-Уэст, штат Флорида, во время больших стачек. Я с радостью говорю о том, что Фернандес отметил активное участие анархистов в движении Хосе Марти за независимость Кубы, они «не отреклись от своих идеалов свободы и социальной справедливости»

Фернандес по праву сожалеет об анти-анархистских настроениях, а также наличию людей, симпатизирующих Фиделю Кастро в большом количестве секций анархического движения, которые ничего не почерпнули из катастрофического превращения Русской революции в тоталитарную диктатуру. Они игнорировали малейшие проявления солидарности с товарищами по борьбе, попавшими под давление. Пока существует, как отмечает автор, «определенное изменение по отношению к идеям Кастро 1970-ые». Августин Зухи, которого я встретил в конце семидесятых, когда он путешествовал по США для CNT-FAI, рассказал мне о том, что до сих пор происходит тотальное игнорирование кубинской истории и поддержка идей Фиделя Кастро во многих анархистских группировках. Это напоминает мне об анархистах, которые полны энтузиазма по отношению к фальшивой Революции в Никарагуа, которая соответствовала шаблону контрреволюций Кастро.

До сих пор нет достоверной истории анархизма в Кубе. В написании этой книги наш товарищ делает действительно огромный вклад в движение. Мы желаем ему успехов в этом сложном, но таком необходимом деле. Кубинское анархо-синдикалистское движение за более чем полтора века вписало свое имя в историю революционного движения своими славными битвами, которыми новые поколения активистов вдохновляются до сих пор.

Сэм Долгов

Нью-Йорк, осень 1986

 

Введение

Эта работа является кратким обзором влияния либертарных идей среди людей Кубы. У нас есть долг перед кубинскими анархистам, которые более ста лет боролись и свято защищали свободу и интересы «забитых» классов. Совершенство кубинских анархистов имело решающую важность в социальной и объединенной борьбе. Мы кратко рассмотрим действия групп мужчин и женщин, которые, несмотря на то, что были абсолютно без ресурсов, помощи и защиты, забытые и преследуемые, оказали огромное влияние не только на историю рабочего класса, но и на историю всего кубинского народа.

 

1.  Колониальный период и сепаратизм

Идеи, продвигаемые Прудоном, сделали его одним из самых значимых мыслителей 19 века, его экономические теории имели огромное влияние не только в Европе, но также стали важны и для кубинских анархистов. Без сомнения, Прудон, был первым теоретиком анархизма, за идеями которого последовали рабочие острова. В 1857 было основано первое мютюэлистское общество. Тем не менее, идеи Прудона на самом деле пустили свои корни лишь в 1865 году, когда Сатурнине Мартинезем была основана еженедельная «LaAurora». Первые свободные ассоциации сигаретных изготовителей, наборщиков, наемных рабочих и ремесленников, которые составляли собой кубинский пролетариат, были организованы в этот период. Куба обязана Прудону, кроме всего прочего, созданию региональных центром, школ, центров взаимопомощи.

Первая попытка кубинцев разорвать отношения с Испанией, которая закончилась поражением, была предпринята во время Десятилетней войны (1868-1878). В действиях трудящихся табачной индустрии уже были заметны влияния идей анархизма. Например, Винсент Гарсия и  Сальвадор Синсерос Бетанкурт, которые симпатизировали идеям Прудона, сыграли важную роль в исходе войны. Те события послужили источником вдохновения для испанских товарищей, преследуемых в Европе за свои революционные идеи, и нашедших убежище на острове.

В течение трех лет идеи анархизма обрели значительное влияние среди рабочих и ремесленников Франции, Италии, Испании и России. Наиболее известным организатором, а также влиятельной фигурой того времени был Михаил Бакунин. Несмотря на его смерть в 1876 году, его идеи распространились по всей Европе с удивительной скоростью. Ассоциация Социалистического Революционного Альянса (1864), Международный Альянс Социалистической Демократии (1868) и Революционных Катехизис, написанный Бакуниным, в большей степени повлияли на Кубу, которая уже впитала в себя идеи Прудона по организации труда.Новые идеи Бакунина постепенно заменяли идеи его предшественника. В среде кубинских рабочих начало формироваться классовое сознание.

К концу 1885, наиболее престижной фигурой кубинского анархизма стал появившийся на сцене Энрике де Сан Мартин (1843-1889), основавший еженедельную газету «ElProductor» , а также новый теоретик и организатор кубинского пролетариата. Забастовки, которые происходили в конце 1880-ых, были вдохновлены и организованы через «ElProductor». Эти публикации и сам де Сан Мартин способствовали основанию революционной организации Рабочий Альянс под влиянием идей Бакунина.

Рабочий Альянс поддерживали две табачные фабрики, находившиеся в Тампе и Ки-Уэсте (США). В 1887  первая Федерация Табачных Рабочих была организована в Гаване. Затем она была переименована в Союз Табачных Рабочих, и включала в себя практически всех рабочих этой промышленности. В этих небольших американских городах наиболее выдающимися активистами были Энрике Месониер и Энирке Креци, в дополнение к таким активистам как Леал, Сегура и Паломино. В 1889 году была объявлена ​​всеобщая забастовка в Ки-Уэст, которая закончилась победой рабочих в первые дни 1890 года. Гавана, Альянс и кубинские рабочие проявили видимую солидарность с этой забастовкой и посредством «ElProductor» они помогали бастующим даже после смерти де Сан Мартина.

Побережье Флориды пришло на помощь движению за независимость Кубы. Тампа и Ки-Уэст были настоящей крепостью для партизан, анархистов и врагом империалистической Испании. В те годы, Хосе Марти, апостол патриотической борьбы против колониальной власти, набирал последователей и боевиков из среды наиболее организованных групп кубинских эмигрантов. Однако анархисты, сгруппировавшиеся в среде табачных производителей, рассматривали проблему Кубы с социалистический и интернациональной точки зрения. Марти вел с ними переговоры и в конце согласился пойти на уступки в социальной сфере с целью привлечения их к сепаратистскому движению. Анархисты, под влиянием силы убеждения и красноречия Марти, стали собираться в революционные клубы. Некоторые, наиболее ответственные, объединились вокруг движения за независимость, организованного Марти, не отказываясь при этом от своих идеалов свободы и социальной справедливости.

Помощь и поддержка, оказанная анархистами Марти, была огромной как с моральной стороны, так и политической и экономической. Тогда Марти решил организовать революционную партию, большинство представителей которой были рабочие табачной индустрии. Профсоюзы их носили название «революционно социалистический» характер, термин этот в свое время был адоптирован анархистам (особенно после трагических событий в Чикаго в 1886, когда группу анархистов казнили за их предполагаемое участие в подрывной деятельности)

Первомай 1890 был отпразднован Рабочим Альянсом в Гаване митингом и другими акциями в память о казненных в Чикаго в 1886. Также был призыв по созыву конгресс и в январе 1892 анархисты отпраздновали съезд первого Кубинского регионального конгресса. Они рекомендовали кубинскому рабочему классу присоединиться к «революционному социалистам» и встать на путь независимости, провозглашенный Марти в его финальном Манифесте фразой, которая вошла в историю «..было бы абсурдно для того, кто стремиться к личностной свободе, отрицать коллективную свободу..»

Испанские власти приостановили конгресс, признали Альянс незаконным и депортировали или же посадили наиболее известных его участников.

Война за независимость в Кубе сошла на нет в феврале 1895. Анархисты присоединились к борьбе за свободу. Среди них был Энрике Креци, погибший во время битвы 1896. Обещания и планы, которые нес с собой Марти, исчезли вместе с ним после его смерти в мае 1895.

Война закончилась в 1898 году, сразу после интервенции США, проигрышем Испании. И там, на самой Кубе, анархисты получили активную поддержку со стороны товарищей из США и Европы. Двое молодых итальянских анархистов присоединились к войне, Орест Феррара и Федерико Фалько. Убийство премьер-министра Испании, Кановаса дель Кастильо, итальянским анархистом Анжиолило в 1897, стало, вне всякого сомнения, одним из решающих фактором в поражении Испании. Кановас провозгласил Кубе войну систематического уничтожения, по его словам, восстание должно быть подавлено до последнего человека, последнего песета. В то же время он был подвержен давлению со стороны госдепартамента США и нью-йоркской прессы. В период расцвета европейского колониализма и империализма, Кановас принадлежа к тому же сообществу императоров, королей и политиков, которые не только угнетали собственный народ, но и стремились распространить свое господство по всему миру. Его влияние и репутация распространялось не только в Ватикане, Австро-Венгрии, Российской и Германской империях, но также в высших кругах Англии, Франции и Италии, которые, безусловно, поддерживали политику репрессий Кановаса по отношению к Кубе.

Три выстрела, которые остановили жизнь Кановаса, также положили конец его преступной деятельности на Кубе. Его преемник, Матео Сагаста, был слабым и неумелым политиком, без поддержки и симпатий со стороны как Испании, так и всей Европы. Его политика «умиротворения» по отношению к США стало провокацией для нового американского империализма. Испанская империя прекратила свое существование. А в Европе царило безразличие.

Во время интервенции США в 1899, анархисты организовали забастовку среди гильдии каменщиков. Она была подавлена силой, хотя, в конце концов, рабочие добились повышения зарплаты. Забастовка проходила при поддержке еженедельной газеты «Tierra» под редакцией Абелардо Сааведра и Адриан дель Валле.

 

2.  Первая республика

Важные забастовки проходили в рамках первого независимого кубинского правительства: сигарочники, пекари, плотники, каменщики были жестоко подавлены, как в худшие времена колониального господства. Ни либеральная, ни консервативная республики не стремились решить социальные проблемы и забыли обещания, данные Марти «со всеми и для всех».

Мексиканская революция оказала серьезное влияние на действия кубинских рабочих и крестьян. Сочинения Рикардо Флорес Магон и орудия Эмильяно Сапата стали стимулом в сознании многих забытых рабочих, занятых в крупнейшей отрасли в стране – сбор сахарного тростника. В 1915 был провозглашен Манифест де Крусеса, ставший, за свои литературные качества, гимном анархистов. «Мы должны доказать наш крик силой нашего оружия» и «Молчание-компромисс» являются лучшим заявлением группы рабочих, которые хотели подтвердить свое право на более высокий уровень жизни, нежели у них был до сих пор (особенно если учесть тот факт, что они были главное производительной силой на острове). В том же году был основан первый крестьянский союз в провинции Лас-Вильяс. Среди организаторов были такие личности как Фернафидо Иглесиас, Лауреано Отеро, Мануэль Лопес, Хосе Лаг, Бенжамин Жанейрос, Луис Менесес, Санто Гарос, Мигель Риполь, Франциско Барагоита, Андрес Фуентес, Томас Район и Франциско Рамос. Из-за нарушений, совершенных США и испанскими сахарными компаниями, которые контролировали львиную долю национального производства, анархисты попытались провести несколько акций, но эти попытки провалились из-за репрессий со стороны правительства Гаваны, которое задействовало армию и гвардию в целях поимки и убийства забастовщиков. Этот период - наиболее активный за всю историю Либертарной Кубы - продолжался более 20 лет, и закончился физической ликвидацией наиболее выдающихся представителей анархо-движения.

В тот период появилось огромное количество либертарных регулярных периодических изданий, хотя в конечном счете многие из них были прикрыты:«LaBatalla», «NuevosRumbos», «Espartaco», «ViaLibre», «VozRebelde», «Solidaridad», «MemorandumTipografico», «ElBoletinTabacalero», и, конечно, «!Tierra!» Наиболее выдающимися фигурами анархо и анархо-синдикалистского движения были Марсело Салинас, Антонио Пеничет, Мануэль Ферро, Жэесус Иглесиас, Эрнесто Иллас, Франсиско Монтанес, Полина Диез и Адриан дель Валле. Некоторые из них поддерживали идей Петра Кропоткина, Элизе Реклю, другие симпатизировали Малатесту и Пьетро Гори, третьи были сторонниками идей Бакунина; остальные дали толчок к зарождению анархо-синдикализма, зачатки которого пришли из Испанской Национальной Конфедерации Труда (CNT). В 1922 Альфредо Лопез, анархо – синдикалист, организовал Гаванскую Федерацию Труда (FOH), в которую входили наиболее воинственно настроенные рабочие союзы, группы и ассоциации столицы. Альфредо Лопез инициировал самый динамичный этап социального и трудового процесса. Он помог с организацией союзов, либертарных школ, рабочих центров, клубов и колледжей, университет Хосе Марти. В те смутные годы анархисты, без экономических ресурсов и посторонней помощи, объединили большую часть рабочих, городских и сельских, по всему острову.

В 1925 году, Альфредо Лопес, опираясь на три съезда рабочих Гаваны, основал Национальную рабочую конфедерацию Кубы(CNOC). Организация эта объединяла союзы, гильдии, братства, ассоциации взаимопомощи Кубы: всего 128 коллективов и более 200 000 рабочих, которые были представлены 160 делегатами. Среди активистов были замечены следующие выдающиеся личности: Паскуаль Нуньес, Бьенвенидо Рего, Никанор Томас, Хосе А. Говин, Доминго Росадо, Флорентино Паскуаль, Луис Труеда, полина Диез, Венансио Родригез, Рафаэль Серра, Антонио Пеничет, Маргарито Иглесиас и Энрике Варона. Наиболее важным элементом в уставе CNOC являлось положение о «всеобщем и коллективном отказе от избирательных действий». Кроме этого, существовали и другие, связанные с трудовой деятельностью, соглашения и лозунги: классическое требование восьмичасового рабочего дня, право забастовок и обещание со стороны властей не бюрократизировать новые организации.

Новый президент Кубы Херардо Мачадо, разделял стереотип о том, что политическая позиция рабочих «не очень патриотична» и способствовал неустанное и беспощадное преследование CNOC. Мачадо несет ответственность за трусливое убийство Энрике Варона, организатора рабочих ж\д, Маргарито Иглесиаса, секретаря Союза рабочих завода и Альфредо Лопеса, генерального секретаря CNOC. Мачадо заключал под стражу или депортировал каждого анархиста или анархо-синдикалиста, он мог дотянуться своими когтями до любого союза или гильдии и объявить его нелегальным. На протяжении более чем восьми лет Мачадо пресекал любые действия анархистов, обеспечивая возможность недавно созданной Коммунистической партии укрепить свои позиции в рядах CNOC. Немного позже, к концу его режима, коммунисты даже заключили с ним пакт.

Все эти события не смогли предотвратить сбор анархистов в новую организацию. В 1924 году была создана Федерация кубинских анархистов (FGAC). На ее счету забастовки, пропаганда и распространение насилия и беспорядков в наиболее кровавый период кубинской истории (1930-1933 годы). Начало конца тирании Мачадо был положено 12 августа 1933 года всеобщей забастовкой, организованной при участи анархистов, в первую очередь, Транспортного Союза, затем Союза внутригородского транспорта, и, наконец, при участии обычных людей.

Несмотря на триумф, анархисты все же сильно пострадали от деспотичного правительства Мачадо. Наиболее выдающиеся представители стали жертвами государственных репрессий или же были депортированы. После падения режима Мачадо, коммунисты стремились сохранить свое влияние и начали насильственно атаковать анархистов. Впоследствии, во время удара против Временного правительства 4 сентября 1933 года, коммунисты искали поддержки у полковника Батиста, одного из лидеров, новой военной фигуры. Это объединение стало позже известно под названием «Народный Фронт»

С целью реорганизации, анархисты пытались найти союзников в борьбе против Батисты. Некоторые из наиболее опытных бойцов связались с социалистической организацией Молодая Куба, руководитель которой, Антонию Гитерас, был заклятым врагом коммунистов. На этот раз репрессии исходили от Батисты, который, при помощи коммунистической партии, подавил всеобщую забастовку в марте 1935. Это было одним из сильнейших ударов, которые получили анархисты.

С началом гражданской войны в Испании и революции в июле 1936 года, кубинские анархисты встали на защиту испанского народа и основали в Гаване организацию международной антифашистской солидарности (SIA), которая собирала средства, медикаменты и оружие для отправки испанским товарищам из CNT-FAI. Многие кубинцы погибли во время гражданской войны, защищая свои идеалы. После этого конфликта, многие вернулись на Кубу вместе с испанскими товарищами, которые сбежали из Европы. Опять же, SIAподдерживала беглецов.

В 1939 году, по приказу Москвы, Коммунистическая партия Кубы заключила договор с Батистой, которому не хватало народной поддержки. Тот, в обмен на услуги и солидарность, дал в руки народа управление новой Рабочей Конфедерацией, Конфедерацию кубинских рабочих (CTC), крупнейшую организацию трудящихся на Кубе, в которую входили все социальные группировки, включая анархистов. В те годы, по приказу Батисты, движение кубинских рабочих было организовано и легализовано под контролем коммунистической партии. Анархисты, в свою очередь, основали Либертарную Ассоциацию Кубы (ALC) с целью объединения анархистов и анархо-синдикалистов, которые пережили 30-е годы.

 

3.   Вторая республика

Принятие конституции в 1940 году ознаменовало начало новой республиканской эры. Это стало первой попыткой в истории Кубы исправить ошибки, допущенные прежними режимами. Современный и прогрессивный документы, эта кубинская хартия вольностей – репрезентация усилий двух поколений, представителей всех социальных классов и сфер жизнедеятельности. Ряд проблем, присутствующих в этот сложный период истории, был рассмотрен в мельчайших подробностях: с политической, социальной, аграрной, гражданской и рабочей точек зрения. Эта конституция, вне всякого сомнения, была хорошо продумана. Все, что требовалось -  применить ее на практике.

В начале 40-х годов, либертарианцы были организованы через ALC. Основой их поддержки среди населения были остатки союзов, которые действовали до середины 20-х годов. Анархисты имели хорошую репутацию среди рабочего класса из-за своего духа борьбы и самопожертвования, основанного на своем самоотверженном и революционном прошлом. Они обновили состав с помощью только что основанной организацией Либертарной Молодежи.

Кроме того, хотя конституция обеспечила восьмичасовой рабочий день и гарантировала рабочим право на забастовку, она жестко регулировала их деятельность. Эта ситуация заставила анархо-синдикалистов из CTC организовать милитант-группу для защиты своих требований.

Батиста был избран президентом. Члены коммунистической партии получили министерские посты, деньги и доступ к СМИ для пропаганды среди кубинского народа. Они с лестью отзывались о Батисте, называя его «посланником процветания» и активно шли на сотрудничество с ним, тем самым предав еще раз истинные идеи либертарных и революционных объединений.

Следующий президент Кубы, Рамон Грау Сан-Мартин, пришел к власти в 1944 году. Люди ожидали радикальных перемен, ведь его правительство позиционировало себя как социал-демократическое. Но, тем не менее, Грау сохранил все посты за коммунистами. Лишь одно существенное изменение произошло с момента начала его правления. На Первомай 1947 года, из-за холодной войны, Грау был вынужден изгнать марксистов. Но все же, не смотря на давление со стороны США, сама Коммунистическая партия осталась нетронутой. Анархисты использовали эту возможность для проведения свободных выборов в практически все объединения; именно поэтому выросло количество анархистов среди членов CTC. Благодаря своему престижу и преданности своим идеям, анархо-синдикалисты возглавили ряд профсоюзов: транспортных, строительных, профсоюзов в сфере питания. Они также были в состоянии поддержать военные действия практически всех групп СТС. В те годы анархисты также организовали крестьянские объединения, состоящие из самых бедных, безземельных, безденежных. Эти организационные усилия принесли наибольший эффект на северном побережье провинции Камагуэй (старый бастион анархистов), а также на кофейных плантациях южной провинции Ориенте, где на протяжении многих лет анархистов поддерживали с\х коллективы.

Карлос Прио Соккарас занял пост президента в 1948 году и продолжил политику, проводимую Грау. В 1949 году анархисты из СТС стремились создать новую, отдельную от уже существующей, федерацию, Всеобщую Конфедерацию Рабочих (CGT). Идеей было создать независимую рабочую организацию под предводительством представителей СТС. Однако эта попытка провалилась из-за давления, оказываемого Министерством Труда, так как оно всеми силами противилось распространению анархо-синдикалистских идей. В 1950 году Прио объявил вне закона Коммунистическую партию, позже известную как Народно-социалистическая партия (PSP). Таким образом, коммунисты снова стали искать возможность сотрудничества с Батистой.

В марте 1952 Батиста, нарушая конституционный строй Кубы, возглавил государственный переворот. Коммунисты воспользовались этой возможностью, чтоб снова проникнуть в государственный аппарат. Тем не менее, они не смогли восстановить утраченное влияние. Холодная война была в самом разгаре и Батиста вел себя разумно со своими марксистскими союзниками. Для того, чтоб заполнить пространство среди оппозиционных сил, Фидель Кастро, политик буржуазного происхождения и иезуитского воспитания, вместе с группой молодых революционеров атаковал казармы Монкада и Сантьяго-де-Куба. Эта акция потерпела кровавое поражение, его «революционная» программа затрагивала только представителей среднего класса и носила социал-демократический характер. Кастро и его товарищи были посажены, а после помилования на несколько месяцев уехали в Мексику. Противостояние становилось более и более жестоким, и, как ожидалось, Батиста наносил ответные удары в не менее жестокой форме.

К концу 1956 года установилась поляризация между Батиста и оппозицией. Анархисты ALC решили создать союз с демократами в борьбе против диктатора. В том же году Кастро высадился в провинции Ориенте, а в следующем году здесь же он развернул партизанскую борьбу. В наиболее важных городах острова, движение Кастро, его политический фронт, получал все больше и больше последователей, преследуемых правительственными репрессиями. К концу 1958 года Батиста начал терпеть поражение и не мог больше сдерживать повстанцев силой. Кастро стал политически сильнее и возглавил оппозицию. Его социальная и политическая программы не изменились: социальная справедливость и реформы, основанные на Конституции 1940 года, которые Батиста так эффективно сводил к нулю. Коммунисты, которые раньше открыто поддерживали Батиста и нападали на Кастро, изменили свою позицию и заключил союз с последним в августе 1958 года. Наконец, 31 декабря 1958 года Батиста бежал из Кубы и начался новый исторический цикл для кубинского народа.

4.   Политика Кастро и изгнание

Анархисты участвовали в борьбе против Батиста: одни в партизанских рядах разных провинций, другие в городской борьбе. Их целью была ликвидация диктатуры Батиста. Тем не менее, они не могли полностью доверять Кастро. К 1956 году они уже видели в Кастро потенциального диктатора, главу организации с тоталитарными чертами, чей образ был ближе к Гитлеру, нежели Дуррути. Кастро, из-за неправильно оцененной демократической оппозиции, был временным, но необходимым злом; продукт трусости, путаницы и фрагментации – все это существовало в оппозиции Батисте. Анархисты воспринимали Кастро и его революцию отлично от политической элиты того времени, которые надеялись манипулировать победой. В начале 1959 года под предлогом очищения CTC от коллаборационистов, новое «революционное» правительство отстранило от должности анархо-синдикалистов и социал-демократов, которые ориентировались на рабочее движение. Но на самом деле, многие из них ранее преследовались Батистой и сидели в тюрьме.

Люди либертарных взглядов, не смотря на то, что были изгнаны из CTC, сохранили свой престиж в глазах рабочего класса. В конгрессе, организованном правительством в конце 1959, Фидель Кастро был представлен как «лидер революции» в лучших «демократических традициях»

Кастро, желая сохранить власть любой ценой, в сотрудничестве с правительством СССР, стремился сделать Кубу одной большой сахарной плантацией для СССР. Льготы, права и требования, которые кубинские рабочие добились ценой своей крови, закончились и были отброшены, по словам Маркса, на помойку истории. Вездесущие и деспотичные США стали единственными работодателями и общественными деятелями. В 1961 году старый политический, экономический и социальной порядок рухнули полностью, и остров стал ленинистской собственностью.

В начале 60-ых, анархисты отвергли Кастро и заняли боевую позицию по отношению к правительству. В конечном счете, публикации «El Libertario» и «Solidaridad Gastrdriomica» были подавлены. Единственным выходом было уйти в подполье, а затем уехать.

Подпольное сопротивление проходило в 2 этапа. Первый начался с подпольных публикаций «Nuestra Palabra Semanal», организацией Движение профсоюзов (MAS) с целью информирования рабочих и людей. Борьба была еще более жестокой, чем против Батисты. Репрессии также были более жестокими. К сожалению, командование новой гражданской борьбы было в руках США и кубинской буржуазии, которая имела мало общего с либертарианцами. Правительство США не было заинтересовано в свержении режима Кастро, что было явно продемонстрировано в неохотной подготовке к революционным мероприятиям. Кубинский народ не принял коммунизм, и большинство было вовлечено в борьбу против режима. Анархисты потерпели поражение на всех фронтах, не смотря на проделанную работу среди рабочих и крестьян, а также понесли большие личные жертвы.

На втором этапе – объединение тех, кто был сослан нелегально. В 1961 году в США было основано Кубинское либертарное движение (MLC), где собрались все те, кто пострадал от урагана Кастро. Они поддерживали связь с ALC на Кубе, не смотря на то, что их было мало. Их труд был важен для кубинской свободы. Это был период напряженной работы, сбора средств для спасения людей с острова и акции прямого действия против диктатуры. 1960-е годы были посвящены борьбе, которая основывалась на усилиях каждого человека. «El Gastronomico» начали свои публикации в Майами для того, чтоб показать миру, что Кастро ни разу не являлся революционером, а наоборот, был коррумпированным деспотом. Кубинским анархистам пришлось приложить немало усилий и терпения. Манифесты, статьи, очерки, памфлеты, письма – все это было необходимо. Они взывали к старой дружбе, братству, памяти о прошлом, которое для многих было общим. Они выступали с заявлениями в Испании, Франции, Мексике, Аргентине, Венесуэле, Панаме, Чили, Англии, США… но это было напрасно. Слишком мало людей протянуло руку помощи товарищам. Анархисты по всему миру не смогли понять ситуацию, или же не захотели. Призыв о помощи оказался диалогом с глухими.

Изменения начались с середины семидесятых. Люди начали разочаровываться в Кастро. Теперь его считали коммунистическим диктатором, который угнетает свой народ. Но было уже слишком поздно, время было упущено. Многие анархисты были сосланы, некоторые убиты, другие разочаровались, еще одни остались одни, а последние – гнили в тюрьмах. Отсутствие международной солидарности с кубинскими анархистами позже стала всем известна под названием «anarchism'sbadconscience»

Это явление, которое было схоже с тем, что случилось с русскими анархистами по отношению к большевикам в 1917 году и европейскими товарищами после Второй мировой войны, было основано на пренебрежении историческими событиями и принесло огромный ущерб. За него пришлось дорого заплатить. Отсутствие солидарности, идеологического понимания, однако, не мешало кубинским анархистам бороться за свою свободу. Почти за полувековую историю преследований, убийств, депортации и тюремных заключений, они не были сломлены. Коммунизм победил, но анархисты до сегодняшнего дня не могут его принять. Последние 28 лет мы остаемся верны своим идеалам и не отказываемся от нашего желания освободить людей от угнетения.

Куба и ее анархисты прошли долгий путь к свободе. Борьба рабочих, вклад Испании в независимость Кубы, борьба против интервенции США, критическое отношение к социальным проблемам двух республик, дух борьбы и самопожертвования, сопротивление Мачадо, Батисте и Кастро. Наконец, нерушимая вера, которая объединяет в самые ужасные моменты истории.. Все это служит мощным стимулом для продолжения борьбы до конца.

 

Майами. Февраль 1987

Мы будем бороться до конца, до установления Третьей Республики!

Сэм Долгоф

 

Источник: libcom.org

Перевод: Ассоциация переводчиков "Anarcho News"

Then replica wrist [url=http://www.rolexreplicafree.com/][b]rolex replica[/b][/url] are extremely compliant wrist watches owing to their distinctive colours and glasses. consequently if you ever require any help concerning the [url=http://www.rolexreplicafree.com/][b]replica rolex[/b][/url], please really feel free of charge to get in touch with us online. We should certainly supply you the most effective [url=http://www.rolexreplicafree.com/][b]rolex replica watches[/b][/url].

Buying a Gucci replica handbags is not an easy task. Every one of us has to face situations where a person has to buy a Hermes replica handbags for the first time. There are some points, which we should not forget while we go to the market to buy a Louis Vuitton replica handbags. Many people are not aware of the types of handbags that are present in the market. You must know that there are two types of Prada replica handbags available in the market.